Туннель времени (сборник)

– Нельзя даже и пытаться это сделать, – свирепо вскричал Кларк. – Даже пытаться! Даже думать об этом!

Тони сглотнул. Он уже попытался заговорить, хотя и знал, что это бесполезно, но в это время Мак-Грегор у пульта вдруг вся встрепенулась. Она обеспокоено вскричала:

– Генерал! Доктор Филипс! Сердцебиение! Оно переменилось!

Она вновь до отказа увеличила громкость. Послышался шум ветра и шуршание листьев. Кролик всё ещё дышал, но дыхание стало тяжёлым. И темп сердцебиения стал чаще: «тумпа-тумпа-тумпа» – без остановки. Затем послышался визг – крик умирающего кролика. Кирк, сжав руки в кулаки, опять смотрел в Туннель. Дуг смотрел туда же, его лицо исказилось болезненной гримасой. Сенатор выглядел несколько испуганным этим визгом.

Бешеные удары сердца стали не такими громкими. Они замедлялись, затем снова забились с бешеной скоростью и внезапно остановились совсем.

– Кто-то на него напал, – сказал Кирк. Может быть, рысь, если в тех местах есть такие животные, как рыси. Ритм сердцебиения изменился, когда кролик понял, что он в опасности. Он мёртв.

Сенатор Кларк был потрясён. Сейчас из громкоговорителей на стене раздавались другие звуки: шуршание, царапанье, какая-то грызня – усиленные динамиками до того, что становилось страшно.

Кирк выкрикнул:

– Энн! Убери звук! Убери!

Мак-Грегор быстро повернула ручку. Не стало слышно царапанья. Шуршанья листьев. Вообще ничего. Неожиданно Кирк вскричал:

– Я видел его! Он прошёл через Туннель, Энн! Останови всё немедленно!

Мак-Грегор уверенным жестом перекинула переключатели в другую позицию и закрепила их. Внезапно она остановилась, глядя на циферблаты перед собой.

– Вот он, – сказала она дрожащим голосом. – Я уверена, что нащупала его, генерал! Но сейчас он опять прошёл через Туннель. Он в будущем, я остановила его…

– Я видел, как он проходил через Туннель, – сказал Кирк. Голос его дрожал от волнения…

– Он был там какую-то долю секунды. Потом исчез.

Сенатор сказал как можно более иронически:

– Он у вас был в прошлом или будущем, Кирк?

– Мы можем только догадываться…

Потом Кирк сообразил, что тот попросту издевается над ним, и заорал:

– Чёрт вас побери, Кларк! Это по-настоящему!

Мак-Грегор с какой-то ожесточённой решимостью повернула ручку на пульте. Время от времени она глядела на циферблат. Потом полным напряжения голосом она сказала:

– Он… двигался почти параллельно координате четыре, когда… прошёл через Туннель. Я остановила его дальнейшее продвижение, но недостаточно быстро. Сейчас, я думаю… я надеюсь… мне удастся его вернуть по линии времени. Он сейчас должен быть… в будущем… и он… я могу… вернуть его… сейчас.

Тони уставился в Туннель. Кирк наблюдал, сжимая и разжимая пальцы. Дуг сжал руки в кулаки, уставившись на стальные плиты и пустоту в центре Туннеля.

Вскоре там что-то возникло. Оно находилось там такое незначительное время, что невозможно было даже сказать, что это такое. Оно опять исчезло, прежде чем кто-нибудь из них троих успел вскрикнуть. Но Мак-Грегор видела всё на пульте управления. Лицо у неё было напряжённое. Полушёпотом она сказала:

– Я знаю… на счётчике… Осторожно… ждите… ждите…

Затем и Тони, и Кирк, и Дуг вскрикнули одновременно. В воздухе в Туннеле что-то было. Оно исчезло, и Мак-Грегор опять стала манипулировать с какой-то ручкой. Затем вновь появилось и вновь исчезло. Но затем предмет появился уже окончательно, ясно видимый простым глазом, и внезапно приобрёл форму. Как в агонии, Мак-Грегор быстрым движением выключила переключатель, приводящий силовое поле Туннеля в действие. Тихий ноющий звук, которого они раньше не замечали, внезапно утих. На какую-то долю секунды лампы запылали значительно ярче. Затем колеблющийся голубоватый свет Туннеля потух и предмет, в нём находящийся, упал на пол.

Тони подбежал к нему и вынес в зал. Это был кролик, черно-белый кролик, немного больших размеров, чем его дикие собратья. Он был мёртв. Что-то сильное и большое убило его. Пока Тони держал его, на пол упало несколько капель крови.

Они всё смотрели на кролика. Затем машинально Тони снял с его трупа миниатюрную упряжку. На упряжке были дополнительные лямки. Что-то, имеющее отношение к электронике, с крошечной и не совсем обычной антенной, сползло с кроличьего бока. Это был микрофон-минутка.

Молчание. Тишина. Кларк подозрительно переводил свой взгляд с Тони на Кирка и на Дуга. Затем резко сказал:

– Может быть, это и не очередной фокус-покус – эта ваша демонстрация. По крайней мере, вы пытаетесь доказать, что это реально. Но такая реальность – самое страшное, самое чудовищное, самое непотребное, что только могло произойти на всей Земле! Если этот кролик действительно побывал в прошлом и был там убит, или он побывал в будущем, – этого не должно повториться! И если для этого мне придётся рассказать о ваших действиях конгрессу, чтобы спасти мир от разрушения, к которому вы его ведёте, – я это сделаю!

Тони глубоко вздохнул. Кирк с Дугом переглянулись.

– Мне кажется, – сказал Дуг самым угрюмым голосом, который Тони когда-либо у него слышал, – мне кажется, что говорить больше не о чем. А?

3

Они все вышли: сенатор Кларк, Кирк и Дуг Филипс. Тони остался в зале Туннеля, кроме него в нём находилась Мак-Грегор. Без голубоватого мерцания и ноющего шума Туннель выглядел мёртвым и пустым. Внезапно Тони увидел, что Мак-Грегор еле сдерживает свою ярость. Мужчина мог совершить преступление, если бы он почувствовал важность того, что должны были запретить или уничтожить, благодаря одному конгрессмену из Комитета. Мужчина мог попытаться принять отчаянные меры, чтобы предотвратить это. Но он остался бы спокоен, потому что не ждал бы от этого проекта никакой выгоды для себя. Он не получил бы ни почестей, ни денег. Знание того, что это изобретение, если о нём когда-нибудь узнают, может привести человечество к гибели, вдохновило бы большинство мужчин на убийство. Но они никогда бы не предались ярости.

Но не Мак-Грегор. Её лицо покраснело от злости. Она молчала. Сдерживая дыхание, она выстукивала нервную дробь о пульт управления.

– Где видеозвуковая упряжка, которую Дуг собирался испытывать после эксперимента с кроликом? – спросил Тони.

Мак-Грегор выкрикнула:

– Я… я убью этого Кларка! Я убью его! Я… убью…

– Давай не убивать его, – тихо сказал Тони. – Давай попробуем обратить его в нашу веру.

Внезапно Мак-Грегор разразилась рыданиями. Один мудрый человек однажды сказал, что женские слезы – те же слова. Они облегчают её страдания и являются заменителем мести. Плачущая женщина не совершит преступления. Мак-Грегор беспомощно всхлипывала. Тони опять спросил:

– Где видеозвуковая упряжка, которую Дуг собирался испытывать после того, как закончатся все эти эксперименты с кроликом?

– Не всё ли равно? – Мак-Грегор продолжала всхлипывать.

– Это следующий пункт нашей программы, – сказал Тони ровным голосом, как будто говорил о самых обычных вещах. – Сначала нам надо было увериться в том, что предметы можно перемещать во времени. Мы переместили их несколько сот. Нам надо было знать, что их возможно вернуть обратно. Мы знаем это. Два или три из них вернулись. Нам надо было выяснить, возможно ли жить в том месте, куда мы их посылаем. Кролик только что доказал это благодаря микрофону. Следующий наш шаг позволит обнаружить, куда мы их перемещаем и как перемещать их туда, куда мы хотим. Это нам еще предстоит узнать, прежде чем мы сможем применять Туннель по его прямому назначению. Лично я думаю, что шансы просто великолепные.

Мак-Грегор взглянула на него глазами, полными слез:

– Дуг… Доктор Филипс не переживёт этого! – Она опять заплакала. – Это вся его жизнь – Туннель! У него ничего больше нет…

Тони пожал плечами.

– Куда он положил упряжку? – нетерпеливо спросил он. – Сюда?

Одной из очередных предосторожностей обеспечения безопасности было то, что всё оборудование хранилось в зале Туннеля, и потому очень немногие люди имели доступ с тех пор, как он был пущен в действие. Инструменты в углу явно указывали, что кое-какую работу приходилось вести самим сотрудникам.