В чьих интересах действует Путин

Но, в любом случае, как-то панически бояться жизни в тюрьме, на мой взгляд, не стоит. Страшно за тех, кого оставляешь на воле, а самому жить и в тюрьме можно. Тяжело, но можно. На самом деле с учетом специфичности условий справедливости в камерах тюрьмы больше, чем на воле, а уж честности – в миллионы раз больше, чем вы ее увидите в российском суде.

Так мне показалось. Повторю, из-за краткости пребывания не могу утверждать, но я увидел именно это.

2015 г.

А как же прапорщик Петренко?

Вдогонку к предыдущей статье. Рассказывая об увиденном в Бутырке, забыл упомянуть один нюанс, который в тюрьме сразу же бросается в глаза, но не сразу осмысливается.

Есть поговорка «От сумы и от тюрьмы не зарекайся!», и ведь подавляющая масса народа эту поговорку знает, но от тюрьмы все равно зарекается! Да и почему не зарекаться? Ты же не собираешься совершать преступления, зачем же тебе бояться тюрьмы? Казалось бы, живи тихо сам по себе, ни во что не вмешивайся, слушайся начальство, играй в компьютерные игры, и никакая тюрьма тебе никогда не грозит.

Поэтому не удивляет такой вот комментарий: «Быть может вам будет любопытно (не примите за хвастовство), но сразу после вашего ареста я бросил информацию об этом на те ресурсы, которые знаю. (По принципу сделать больше шуму.) Так вот, реакция людей на некоторых («русвесна») меня удручила. НИ ОДНОГО сочувственного или хотя бы нейтрального комментария! Основной мотив – РАЗ ПОСАДИЛИ, ЗНАЧИТ ТАК И НАДО! Значит – либераст! У нас просто так не садят!». Ну действительно! Разве может патриот России попасть в тюрьму в России? Это же невозможно!

Есть анекдот. Гаишник останавливает автомобиль, подходит, козыряет:

– Прапорщик Петренко и семеро детей.

– Да я же ничего не нарушил!

– И что – мои дети должны ждать, пока ты что-нибудь нарушишь?.

Вот и я спрошу – а как быть с вот той тупой и подлой сволочью, которая сумела устроиться в опера, следователи, прокуроры и судьи благодаря своей подлости, тупости… и вашей уверенности, что вы с этой мразью никогда не встретитесь. Эта мразь своих детей должна в школу на метро отправлять только из-за того, что вы, блин, патриоты?

Но эта мразь, чтобы получать зарплату, каждый месяц должна «ставить палки в отчеты» о своей полезной деятельности, она же ежемесячно должна кого-то в тюрьмы сажать. А кого? Реальных преступников? Ну, так реальные преступники настолько срослись с властью и начальниками всей этой властной мрази, что их не посадишь. А тех, кто не сросся, и мало, и поймать их трудно. А сажать-то надо регулярно!! Это с одной стороны.

Теперь, с другой стороны, о зарекающихся. Вот давайте подумаем, кого в России меньше всего волнует политика, кого меньше всего волнует вопрос, Путин в Кремле или не Путин, кого меньше всего волнует, кто там сидит в тюрьмах и справедливо ли сидит, короче, кто в нашей жизни наиболее уверенно зарекается сам сесть в тюрьму? Наверное, это, во-первых, наркоманы и разного рода пьянь. Им главное – кайф, а на политику им ни интереса, ни ума не хватает. Как телевизор скажет, так им и правильно! Лучшие патриоты нынешней России!

И еще – мелкие буржуа, предприниматели, разного рода менеджеры, стремящиеся «выйти в люди». По-настоящему богатые предприниматели, чтобы сохранить богатство, или удирают из России, или, все же, политикой интересуются. А мелким не до политики – им бы загородный дом соорудить, как у соседей, им бы еще одну тачку купить – крутую, как у соседей. А в остальном – слава России! Слава Путину!

Пьянство в России вообще легально, наркомания законна (если покупаешь дозу только себе). Чего им всем тюрьмы бояться? По телевизору уверяют, что мелкий бизнес в России поощряется, так чего бизнесмену бояться тюрьмы? Если, конечно, платишь «кому надо». То есть у этих патриотов как бы есть основания зарекаться – если они «не будут наглеть», то в тюрьму никогда не попадут.

Так вот, я уже писал о том, что в Бутырке «на глаз» процентов 40 сидит по статье 228 УК с вариантами («наркотики») и столько же – по статье 159 УК с вариантами («мошенничество»). И, что интересно, из этих сидельцев минимум половина была ошарашена тем, что они вообще сидят, поскольку на воле эти люди были уверены, что никогда в тюрьму не попадут! Да и со стороны их попадание в тюрьму тоже выглядит удивительным.

А умники сопли пускают: мы – патриоты, мы ничем таким не занимаемся, значит, мы в тюрьму не попадем!

Ага! А как же «прапорщик Петренко и семеро детей»?

2015 г.

Вопросы правозащитникам

Краткое нахождение в следственном изоляторе вызвало у меня вопрос к правозащитникам, вопрос, который, к моему стыду, как-то не приходил мне раньше в голову. Это вопрос длительности предварительного следствия – почему правозащитники об этом молчат? Положим, тоже не догадываются, как и я, но почему правозащитники молчат и о проблеме, о которой я и раньше много писал, – о материальной заинтересованности «правоохранителей»?

Ведь и по нашему уголовному делу и у правозащитников, и у просто комментаторов идут гадания – зачем и кому в Рашке наш арест и уголовное преследование ИГПР «ЗОВ» могли понадобиться?

Правда, для нашего уголовного дела ответ не простой, поскольку оно не уголовное, а политическое, и одной материальной заинтересованностью ситуацию не объяснишь. Требуется поднять и вопрос, о котором в нашем деле умолчать невозможно, поэтому с него и начну.

Ну, в самом деле, вот даже на момент написания этого материала вижу в топе новостей очередное сообщение: «…президент Украины Петр Порошенко дал поручение активизировать работу по возмещению убытков от перехода полуострова в состав России. Как говорится в указе, правительство Украины должно «безотлагательно» приступить к подсчету потерь, нанесенных «временной оккупацией» «части территории Украины» – Крыма».

И это сообщение заканчивается предложением, каким на сегодня в России обязаны заканчивать подобные сообщения о Крыме практически все законопослушные информагентства: «Крым стал частью РФ в марте 2014 г. после референдума». Референдума! Других оправданий присоединения Крыма у Кремля нет! Но ведь после того, как арестованы и посажены в тюрьму Парфенов, Соколов и я, это предложение надо дописывать словами, что «в самой России референдумы считаются преступлением, и за попытку их организации гражданам России грозит 8 лет тюрьмы».

Причем, если наш вопрос референдума, о признании общенародным решением президента России и депутатов Героями России, никак не привяжешь к экстремизму, то вопрос референдума в Крыму (нарушающий территориальную целостность Украины) с позиций закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности» – это чистый экстремизм. То есть, по логике заказчиков нашего дела, организовавшие в Крыму референдум Константинов, Аксенов, Чалый, да и Поклонская, – это экстремисты и преступники. Поскольку они провели референдум только для виду, а их «истинная цель состоит в «расшатывании» политической обстановки в Российской Федерации в сторону нестабильности, а также смены существующей власти нелегальным путем».

Это цитата из постановления Талаевой о возбуждении уголовного дела против меня и моих товарищей, поясняющая ее братьям и сестрам по разуму в прокуратуре и судах, к чему на самом деле ведут референдумы и почему, по мнению Талевой и ее кукловодов, референдумы в России преступны.

То есть нашим арестом следственные органы и Хамовнический суд уже дали Киеву и мировому сообществу мощнейший дополнительный козырь не признавать присоединение Крыма к России. (Правда, Киеву, разумеется, очень желательно, чтобы нас реально посадили.)

После нашей посадки Путин, Лавров, Чуров и прочие фашисты Кремля, разговаривая о Крыме с мировым сообществом, довод о референдуме в Крыму могут сходу засунуть себе в анус. Ведь получается, что по законам Украины референдум в Крыму не законен, поскольку такие вопросы по Конституции Украины обязаны решаться общеукраинским референдумом, а в фашистской России референдумы декларируются, но являются незаконными ПО ФАКТУ. Поскольку, во-первых, в фашистской России за 22 года не было ни единого референдума, во-вторых, в фашистской России сажают в тюрьму за реальную попытку референдум организовать, и, к примеру, Парфенова, Соколова и Мухина уже посадили. Тогда на каких законных основаниях присоединен Крым?