В дар от фирмы

В дар от фирмы

Леви Примо

В дар от фирмы

Примо Леви

В ДАР ОТ ФИРМЫ

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Я отправился на ярмарку без всякой на то надобности и без особого любопытства, побуждаемый лишь иррациональным чувством долга, которое присуще каждому миланцу. Не будь этого, общего для всех миланцев чувства, ярмарка превратилась бы в событие заурядное, иначе говоря, ее павильоны по большей части пустовали бы.

Увидев у стенда фирмы "НАТКА" Симпсона, я очень удивился. Он встретил меня ослепительной улыбкой.

- Признайтесь, вы не ожидали, что увидите за перегородкой меня, а не красивую девушку-гида или же неопытного технического консультанта? В самом деле, в мои обязанности не входит отвечать на дурацкие вопросы случайных посетителей (разумеется, я не имею в виду вас) и пытаться определить тайных конкурентов, что, впрочем, не так уж трудно - они-то задают совсем не глупые вопросы. Понимаете, я пришел по своей воле и сам не знаю, что меня заставило; хотя нет - я пришел сюда из благодарности. И в этом, право же, нет ничего постыдного.

- Из благодарности? К кому именно?

- К фирме, к кому же еще? Вчера у меня был знаменательный день.

- Вас повысили в должности?

- Нет, я и так занимал весьма солидный пост. Представьте себе, я ухожу на пенсию. Давайте заглянем в бар, я угощу вас настоящим шотландским виски.

В баре Симпсон рассказал, что по закону на пенсию ему положено уйти лишь через два года. Но он подал заявление неделю назад, и как раз вчера пришла соответствующая телеграмма из дирекции.

- Разумеется, я еще в состоянии работать, - добавил он. Но сейчас меня интересуют совершенно иные проблемы, и я хочу располагать собою все двадцать четыре часа в сутки. В Форт-Киддивани это отлично поняли. Впрочем, им даже выгодно заполучить меня в компаньоны. Особенно после того, как удалась моя затея с муравьямимонтажниками, на прецизионных операциях.

- Поздравляю вас, Симпсон, я и не знал, что вашу идею уже осуществили.

- Да, да, я продал им патент - фунт обученных муравьев в месяц, по скромной цене три доллара. Поэтому "НАТКА" не стала жадничать - полное выходное пособие, самая высокая пенсия, восемь тысяч долларов премии и, кроме того, очень ценный подарок. Его-то я и хочу вам показать. Поверьте мне, это совершенно уникальная вещь.

Мы вернулись к стенду и удобно расположились в креслах.

- Вас мое решение может удивить, - возобновил свой рассказ Симпсон. - Но мне надоели "оригинальные идеи" этих господ из Форта. В прошлом году они решили выпустить серию измерительных приборов, призванных заменить обычные тесты и личную беседу с кандидатом при приеме на работу. Мне было поручено рекламировать и продавать эти приборы в Италии. Суть изобретения в следующем: кандидат попадает в туннель (как машина на механическую мойку), и когда он выбирается оттуда, на него готова перфокарта с оценками в баллах, степенью пригодности к данной работе, словом, КИ.

- Простите, как вы сказали?

- Ах да! КИ - это коэффициент интеллектуальности. На основе полученных данных определяют, какую вам можно предложить должность и заработную плату. В свое время я увлекался подобными "играми", но теперь не получаю ни малейшего удовольствия, скорее даже испытываю известную неловкость. Ну, а как вам понравится вот это?

Симпсон снял с витрины черный металлический предмет, который я вначале принял за теодолит.

- Это ОВО-СКЭН - зонд для особо важных особ. Он предназначен для отбора руководящих кадров. Его применяют (разумеется, тайком) во время предварительной "дружеской беседы". Простите, одну секунду...

С этими словами Симпсон навел на меня объектив и нажал кнопку.

- Говорите, пожалуйста. Что именно - неважно, только говорите... Так, а теперь пройдитесь по залу. Благодарю вас. Посмотрим. Угу, ваш коэффициент - 28, не обижайтесь, но вы не ОВО. Вот это меня и бесит - столь низкий коэффициент у такого человека, как вы! Собственно, я и хотел показать вам, что прибор ни к черту не годится. К тому же он прокалиброван по американским стандартам. И вообще меня мало интересует его устройство. Я знаю лишь, что коэффициент пригодности определяется в зависимости от покроя костюма, размера сигары, состояния зубов, умения держаться и манеры разговаривать. Возможно, мне не следовало проделывать с вами подобного нелепого эксперимента. Однако в оправдание себе и в утешение вам могу лишь сказать, что я сам с трудом набираю коэффициент 25. И то только в том случае, когда гладко выбрит. Словом, весьма глупое изобретение. Но если в Италии дела с продажей ОВО пойдут плохо, миланский филиал "НАТКИ" понесет убытки; если же этих "механических судей" начнут раскупать, то при одной мысли о руководящих деятелях промышленности с коэффициентом 100 меня мороз по коже подирает. Теперь вы, надеюсь, поняли, почему я решил уйти на пенсию раньше срока?

Он понизил голос и с таинственным видом хлопнул меня по коленке.

- Когда кончится ярмарка, загляните ко мне. Я вам покажу подарок фирмы. Тогда вы сами убедитесь, что я отнюдь не поторопился с пенсией. Штучка эта называется "Тотал рекорд", сокращенно "Торек". А если у вас есть "Торек" и скромный набор пленок, то стоит ли дальше портить себе кровь с клиентами?

Симпсон извинился, что принимает меня в служебном кабинете, а не дома.

- Здесь нам будет не так удобно, зато спокойнее, - сказал он. - Нет ничего неприятнее, чем телефонные звонки в момент прослушивания, а сюда после работы никто не звонит. И потом, должен вам признаться, моя жена недолюбливает "Торек".

Он подробно, "со знанием дела объяснил мне действие "Торека", чуда новейшей техники, оставаясь при этом совершенно невозмутимым, что, по-моему, объяснялось его профессией многоопытного продавца чудес. Из рассказа Симпсона я понял, что "Торек" - универсальное звукозаписывающее устройство. Принцип его действия основан на непосредственной связи между нервными центрами человека и электрической цепью, что стало возможным лишь после изобретения "Андрака". Благодаря "Андраку" можно, к примеру, работать на телетайпе или водить машину посредством одних только нервных импульсов, не прилагая физических усилий. Иными словами, достаточно желания, и механизм подчинится вашей воле. Нужно только предварительно подвергнуться весьма несложному хирургическому вмешательству. В самом же "Тореке" использован соответствующий рецепторный механизм, который вызывает реакции головного мозга без посредничества органов чувств.

В отличие от "Андрака" пользование "Тореком" не требует никакой хирургической операции. Передача ощущений, записанных на пленку, происходит непосредственно через электроды, вживленные в кожу. Слушателю, вернее "улавливателю звуков", нужно лишь надеть шлем. И тогда, пока пленка движется, он будет получать непрерывную серию зрительных, слуховых, осязательных, вкусовых и болевых ощущений. Кроме того, он будет испытывать так называемые подсознательные чувства, которые обычно всплывают из глубин памяти во время сна. Одним словох, "Торек" улавливает все "послания", которые мозг, или, как говорил Аристотель, "терпеливый интеллект", в состоянии принять. Передача происходит не через сенсорные органы слушателя - они отключаются, - а непосредственно через нервные окончания с помощью кода, который "НАТКА" держит в секрете. В результате слушатель - он же зритель - сопереживает события, записанные на пленку, он чувствует, что сам участвует в них, что это он вызвал их к жизни. Подобные ощущения не имеют ничего общего ни с галлюцинациями, ни со сновидениями, ибо все записанное на пленку невозможо отличить от подлинных событий. После того как кончится пленка, у вас остаются обычные воспоминания, но во время видеопрослушивания естественная память подавляется искусственными "воспоминаниями" самой пленки. Поэтому вы не помните ничего из предыдущих прослушиваний, и у вас не наступает утомления или пресыщения. Прослушивание любой пленки можно повторять бесконечно, и всякий раз вы сталкиваетесь с новыми, совершенно непредвиденными случайностями.