Затерянные во времени (Авторский сборник)

Вот наконец и Сент-Брайан. Здесь было куда меньше шаров, ветер их почти все унес. Вот и его дом. Поодаль — дом Дороти, тихий, запертый... Значит, там — никого?

Ральф разбил окно, забрался внутрь дома и двинулся по пустым комнатам. Ни следа грибов в доме. Но и Дороти — тоже ни следа. Может быть, она наверху? Ральф был слаб и голоден. Каждый шаг по лестнице давался ему с трудом.

У дверей ее комнаты он поколебался. А если она там и желтые шары растут из нее, питаясь ее мертвым телом? Он отворил дверь — нет ничего хуже неопределенности. На постели никого. В комнате вообще пусто. Ральф истерически расхохотался. Значит, Дороти удалось провести проклятые шары. Они ее не убили. Она жива, теперь он был в этом уверен — жива, несмотря на проклятые шары. Он упал на кровать, полусмеясь-полуплача.

И вдруг остановился. Снаружи донеслись какие-то звуки. Голоса? Превозмогая боль, он пополз через комнату, чтобы взглянуть в окно. По дороге шла группа людей. Людей, которых он знал. Люди были в обычной одежде, и среди них он разглядел Дороти. Дороти!

Он сорвал маску и попытался их окликнуть. Смешно, Голос почему-то его не слушался. Не важно. Дороти одурачила желтые шары. Это было чертовски забавно. Он снова расхохотался и упал на пол.

— Да, дорогой, я — настоящая,— сказала Дороти, стоя у кровати.

— Но... Но как?

— Когда я сюда добралась, оказалось, что папа уже уехал. Единственное, что мне осталось,— тоже уезжать. Мы — несколько человек — поплыли вниз по реке в лодке и добрались чуть ли не до самого края земли. У самой оконечности Корнуолла мы оказались вне угрозы, так как ветер дул в другую сторону. Ну а потом, когда стало безопасно...

— Безопасно?

— Да, дорогой. Теперь здесь стало безопасно. Шары теперь ведут себя как обычные грибы. Они не нападают больше на живые существа. Одним словом, мы вернулись домой и нашли здесь тебя.

— Но..,

— Подожди. Тебе нельзя много говорить, дорогой. Ты, видишь ли, сильно заболел...

Ральф молча согласился и мирно уснул. Ее рука лежала в его ладони, и на лице у него светилась улыбка.

Эпилог

Принц Кордах Гангистанский взглянул на племянника Харамина, который низко поклонился ему.

— Твой замысел провалился,— сказал ему принц. Племянник Харамина молча кивнул.

— Но,— продолжал принц,— это обошлось их проклятой стране дороже, чем любые наши войны, а мы ничего не потеряли. Скажи мне, почему план провалился?

— Ваше Высочество, эта порода не совсем правильно выведена. Через два поколения или около того она перестает быть паразитом и превращается в самый обыкновенный гриб-сапрофит.

— Который им, однако, придется уничтожать в течение многих лет?

— В течение многих лет,— с надеждой ответил тот.

Принц Кордах поразмыслил несколько минут.

— Нельзя сказать, что мы недовольны,— изрек он наконец.— Вне сомнения, первая стрела льва не убивает. Ведь есть и другие средства, племянник Харамина?

Склоненная фигура испустила вздох облегчения.

— Есть и другие средства,— подтвердил племянник Харамина.

СОКРОВИЩА КАПИТАНА БЭЛФОРДА

Пролог

Даже те, кто слишком молод, чтобы помнить о деле Бэлфорда, по крайней мере слышали легенду о сокровищах капитана, зарытых где-то на Луне. Немного найдется мальчишек, которые не читали бы, как Бэлфорд и его товарищ напали на конвой в машине, которая везла их в тюрьму, а затем, переодевшись в полицейскую форму, одурачили представителей власти в космопорту и прямо под носом у охраны угнали спортивную ракету.

Каждый, кто слышал эту историю, вероятно, гадает: а что же случилось с двумя беглецами, которые бесследно исчезли на угнанном корабле и что за сокровища они спрятали на Луне.

И вот, наконец, мы можем предложить вашему вниманию подлинные мемуары капитана Фирона. Он-то и был вторым участником той эпопеи. По причинам вполне очевидным он воздерживался от публикаций, пока был жив, хотя нижеследующий отчет был продиктован им нашему представителю где-то лет шесть назад. Мы проверили большинство фактов и полностью убедились, что капитан Фирон — действительно тот самый Фирон, товарищ капитана Бэлфорда.

Данный отчет был им подписан, правдивость его подтверждена клятвой, а оригинал хранится у нас.

Глава 1 На пути к Юпитеру

Все это произошло очень давно. Мне теперь восемьдесят три. А тогда было всего двадцать пять. Но, хотя многое уже позабылось, обо мне с Бэлфордом, кажется, все еще помнят, хотя, самое смешное, что люди многое перепутали. Очень странно жить и слушать легенды о себе самом, которые с течением времени меняются, становясь все более неправдоподобными. Вот я и решил кое-что немного прояснить, пока жив. Даже если после этого люди всего-навсего прекратят летать на Луну и валять там дурака, разыскивая сокровища Бэлфорда — и это будет уже нечто.

Когда я впервые отправился в космос, мир был иным. Обратите внимание: я не утверждаю, что он был лучше или хуже, но, оглядываясь назад, вижу, что был он, кажется, гораздо проще. Мне было двадцать четыре, когда я получил место второго помощника капитана на старой «Клио» капитана Бэлфорда. Могу вас заверить, что не было тогда лучше парня среди тех, кто тогда бороздил Систему, что бы о нем ни болтали потом. Мало кто знал его так хорошо, как я. Когда с год проторчишь с человеком на космическом корабле, немного остается такого, чего бы вы не ведали друг о друге. То, что с ним случилось, было просто-напросто неудачей, такой же, какая могла выпасть на долю любого, кто занимался нашим делом.

Этот парень был очень высок — такие нечасто служат в космосе — более шести футов ростом, широкоплечий, силенок — на двоих таких, как я, но он стоил своего немалого веса, каждого его фунтика, несмотря на который двигался быстро и уверенно, словно кошка. Личное дело у него было чистое, как у младенца. Если бы нет, то ему бы не очутиться на «Клио», потому что Компании пришлось изрядно потратиться на скафандр и все такое прочее, изготовленное специально для него.

Компания называлась РРР. Ее давно уже нет, но в те дни «Рэд-Риббон Рокетлайнз» кое-что значило. А «Клио» была чудной старой посудинкой, которой в наши дни даже справки о пригодности к космическим полетам нипочем бы не выдали. Она не совершала регулярных рейсов, да и предназначена для этого не была, ее построили как спасательное судно и уж для этого дела приспособили что надо. В те дни почти вдоль всех регулярных трасс сновали спасательные корабли. Это было очень выгодно: не только для того, чтобы собственные корабли спасать, но и потому, что кругом дрейфовала тьма-тьмущая останков погибших суденышек. Летать в космос тогда было не так безопасно, как теперь. С кораблем могло случиться, что угодно. И, не говоря уже об опасности столкновения для лайнеров, не было смысла оставлять болтаться в пространстве корабли и грузы, если существовал хоть какой-то способ их подбирать.

Конечно, тогда это дело не было так организовано, как теперь. Только через много лет голландцы реорганизовали свою спасательную и буксирную службу — смешно, верно, что именно они изобрели лучшие космические жестянки, как когда-то лучшие морские посудины? Была проделана тьма-тьмущая всякой работы, возникла Центральная Спасательная Регистрационная Контора и все такое. Каждая авария вызывала соперничество между разными компаниями. Если бы мы тогда додумались до сотрудничества, возможно, голландцы никогда бы не сунулись туда.

Ну, так я вам рассказывал о старушке «Клио». Не знаю уж, почему ее так назвали, разве что Компания называла все свои корабли женскими именами, причем обязательно кончающимися на «о», что, если подумать, здорово ограничивало выбор. Возможно, как раз поэтому они и закрыли свое дело несколько лет спустя — наверное, не могли больше найти подходящих названий, а стало быть, и строить новые корабли. Короче говоря, наша «Клио» была 48-дюзовым корабликом, размером едва вполовину современного голландского буксира, и летало на ней всего 11 человек. Нас легко было перечесть, нетрудно найти, и — для тех денечков — не так уж сложно с нами управиться. Во всяком случае, капитан Бэлфорд мог командовать «Клио» ничуть не хуже, чем теперешние капитаны современными посудинами со всеми их нынешними усовершенствованиями.