Затерянные во времени (Авторский сборник)

Из-за того, что я был здорово взволнован, и отчасти из-за надвигающейся грозы, духота которой действовала на нервы, я потерял всякие самообладание. Но потребовалось бы нечто большее, чем мои горячие слова и зловещие громовые раскаты, чтобы тронуть Джима. В тот миг он показался мне воплощением всей безмозглости, которая мешает человечеству двигаться вперед.

Он и не думал заводиться, он отказывался спорить, он всего-навсего сидел передо мной, неуязвимо-прямолинейный, отбивая все мои атаки голыми отрицаниями. Ни один из моих упреков не мог прошибить невозмутимой, тупой самоуверенности Джима. Он всего лишь терпеливо ждал, когда я закончу. И я закончил, потому что почувствовал: еще минута — и я врежу по его глупой физиономии.

— Я иду к Поли,— сказал я ему.— И, во имя Неба, пусть у него окажется достаточно мозгов понять, что этого нельзя допустить. О Боже, растратить Дар Веков на Мюзик-холл!

Я выбежал из домика, пересек улицу и приблизился к своей машине. Я собирался ехать к учителю немедленно. Возможно, он легко мне поверит, возможно, его понадобится убеждать, но и так и эдак я представить себе не мог, что он откажется понять: Тэд имеет право получить наилучшее образование из возможных. Мы могли бы достать на это деньги безвозмездно, хотя у меня и имелись сомнения, а примет ли их Джим сейчас. Но тем или иным способом мы обязаны были гарантировать Тэду, да и не только Тэду, но и всему миру этот шанс.

И тут раскат грома заставил меня задержаться, схватившись за дверную ручку. Я поднял голову, внезапно осознав, что небо покрыто зловещими черными тучами. Они казались фантастическими, отягощенными злом, в глубине их почти что полыхал зеленый свет. Вот потому-то я и не сорвался тогда к Поли. А потом уже и не надо было. Раскат грома заставил меня немедленно подумать о юном Тэде. Я ведь знал, как его беспокоят грозы. И знал также, что мальчика нет дома. Я поколебался. Покинув их дом, я едва ли мог вернуться и спросить, где он. И тогда я повернулся и заговорил с женщиной, которая стояла в дверях соседнего домика и с неудовольствием, изучала небо.

— Юный Тэд Филлер? — переспросила она.— А он на канал пошел с нашей Рози. Ну и вымокнет же теперь эта парочка.

Я вспомнил Рози. Она была из тех детей, которых вспоминаешь сразу. Местные жители всегда подозревали, и не без причин, что она замешана в любых окрестных безобразиях.

Но даже и тогда я не вполне понимал, почему вдруг переменил решение и отправился искать Тэда, а к Поли не поехал. Но именно так я и поступил.

Канал в Ирквелл заканчивался, поэтому вела к нему только одна дорога. Несколько минут спустя я остановил машину у горбатого мостика — как раз тогда, когда упали первые крупные дождевые капли. Отсюда мне открывался вид на прибрежную тропу на полмили в каждую сторону. Тропа была пустынной, только вдали виднелись две маленькие фигурки. Все остальные благоразумно убежали, ища, где бы укрыться. Дети затеяли драку на шлаковой куче в ярде-другом от кромки воды, слишком занятые, чтобы обратить внимание на меня, надвигающуюся грозу или на что-то еще, не относящееся к их ссоре. Рози не была молчаливой драчуньей, ее протестующие крики долетали до меня даже на таком расстоянии. Пожалуй, удивляться здесь не приходилось, наверняка это болезненно, когда противник как следует вцепится тебе в волосы, даже если тебе и удастся разок-другой лягнуть его по голени. Я высунулся из машины и закричал, не сводя глаз с маленьких сорванцов.

— Тэд! — кричал я.— Прекрати драться и бегом сюда!

Он в изумлении обернулся. Его жертва воспользовалась шансом вырваться на свободу. С молниеносной быстротой девочка сорвала с него шапку, бросила ее в воду и, что-то насмешливо выкрикивая, припустила по тропе.

Тэд схватился руками за голову, точно при сильной боли.

— Беги сюда! — крикнул я, выйдя из машины. Он меня услышал, поскольку повернулся и побежал, все еще стискивая голову руками. Я спустился с мостика и пошел ему навстречу, затем я увидел, как он пошатнулся и остановился. В тот же миг прямо над нами возникла яркая вспышка, и гром ударил, словно перед концом света. Дождь хлынул, как если бы облака треснули и разорвались. Когда я добрался до тропинки, юный Тэд лежал, раскинув руки, и уже промок насквозь...

Рассказчик сделал паузу.

— Вот и все,— сказал он.— Вот как глупо это кончилось.

Некоторое время мы в молчании глядели на темное озеро.

— Он умер? — наконец спросил один из американцев.

— Нет, не умер. Умерло то, что делало его отличным от других. Ужасный удар молнии навсегда покончил с его шестым чувством. И он в этом отношении ослеп, точно так же, как слепнет человек, лишившись глаз. Или оглох, как глохнет тот, у кого лопнули перепонки. Тэд быстро оклемался и стал обычным ирквеллским постреленком. Теперь он работает в каменоломне, как и его отец.

Возможно, однажды он выкинет какую-нибудь глупость, и я смогу взглянуть на его мозг, если его болваны родичи такое позволят. Но это — довольно слабое утешение, когда думаешь о возможностях, которые улетучились в один миг.

Несколько минут никто не проианосил ни слова. Затем возникло движение во тьме — там, где сидел ланкаширец.

— М-да, удивительная история,— признался он. — Но, знаете ли, так он будет счастливее. Уроды счастливыми не бывают. Хотя был один, с которым я как-то поговорил в Блэкпуле. И он мне сказал, что счастлив...

НЕВИДИМЫЙ МОНСТР

Глава 1 «Ураган» возвращается

— Слушайте! — сказал Дирк.

— Смотрите! — воскликнул Дэвид.

— Чтоб меня черти взяли! — прошептал Тоби и остановил машину.

—- Выходим, скорее! Он приближается! — закричал Дирк. Он открыл заднюю дверцу и вывалился наружу вместе с целым каскадом удочек, спиннингов, ведер и коробок с червяками. Пока он выбирался из-под груды вещей, остальные уже укрылись в канаве. Дирк одним прыжком оказался там же. Небо было наполнено гулом и ревом. С запада пикировал — казалось, прямо на них — огромный самолет. Солнце блестело на серебристых крыльях, из горящего двигателя вырывался хвост огня. Самолет падал с оглушающим ревом, напоминая комету. Приближаясь с каждой секундой, он казался все больше и больше. Приятелям показалось, что он врежется в землю прямо там, где они спрятались, но самолет просвистел в сотне футов у них над головой. Молодые люди зажали уши — волны рева терзали их, словно физические удары. Налетел сильнейший порыв ветра, едва не сорвавший с них одежду. Машина, стоявшая на дороге, покачнулась, струя пламени заставила людей вжаться в землю; их лица обжег раскаленный воздух. Но все они, как один, повернули головы вслед за падающим самолетом.

Тоби что-то сказал — остальные увидели, как он шевелит губами, но не услышали ни слова. Самолет стремительно терял высоту. Он коснулся верхушек деревьев на холме, и через мгновение раздался удар. Людей ослепила вспышка белого пламени, в уши ударил глухой звук взрыва. Затем все затихло...

Трое приятелей отняли руки от ушей и ошеломленно переглянулись.

— Боже мой, да это же авиакатастрофа! — прокричал Дэвид. Он чувствовал себя почти оглохшим. Дирк полез назад на дорогу.

— Что это за чертова штука? — громко спросил он.— Она не похожа на обычный самолет: во всяком случае, я таких не видел. Крылья у нее были слишком короткие, да и выглядела она как-то странно.

Он вопросительно взглянул на друзей. Дэвид пожал плечами.

— Черт ее знает,— ответил он.— Может, экспериментальная модель. Как раз проводились испытания, и вот, пожалуйста...

Тоби вылез из канавы и сел за руль автомобиля.

— Сгребай наш хлам обратно в машину, Дирк,— приказал он,— рыбалка отменяется. Я очень удивлюсь, если кто-нибудь выжил после такого крушения. Но наш долг — поехать и проверить.

Когда они добрались до места катастрофы, было уже около восьми часов. Дорога закончилась за добрую милю до самолета, и им пришлось идти через лес пешком.