Земная кровь

Земная кровь

Кит Ломер

Земная кровь

ПРОЛОГ

Приклеенное на облезлой, когда-то желтой, стене объявление гласило: «Продаются жизнеспособные гуманоидные эмбрионы настоящего земного происхождения».

— Это здесь, Белла, — возвестил Раф Корней — Господи, куда нас занесло!

Белла печально улыбнулась и прикусила губу. Яркая помада, увы, уже не способна была сделать ее лицом моложе. Она придвинулась к Рафу поближе и, бросив встревоженный взгляд в сторону темного лестничного проема, прикоснулась тонкими сероватыми пальцами к его крепкой загорелой руке.

— Раф, да, мы так далеко забрались от дома, — начала она, но тут же умолкла, потому что после двадцати лет совместной жизни им не требовалось слов, чтобы понять друг друга.

Раф поправил ремни, стягивавшие его налитые широкие плечи, и провел пальцами по выпуклости короткоствольного пистолета.

— Вот увидишь, Белла, с нами будет все в порядке.

Он ободряюще похлопал ее по тонкой руке и двинулся вперед по крутым ступеням, не обходя выбоины с маслянистыми лужами. Здесь царил запах тухлятины и чужеродной кухни, но было менее жарко и шумно, чем на площади. И вот наконец участки, огороженные переплетениями ржавой проволоки, остались позади, и они добрались до высокого узкого дверного проема, занавешенного грязными стеклянными бусами. Когда Раф их осторожно раздвинул, они мягко зазвенели

Откуда-то из глубины лавки послышалось шуршание, тяжелый стук и костяное клацанье. Чудовищно высокая, сгорбленная фигура в цветастом разукрашенном тряпье и браслетах маленькими шажками просеменила навстречу из желтоватого полумрака, шевеля вылинявшими крыльями, совершенно непригодными для полета. Они жестко зашуршали, когда существо взгромоздилось на стул, направляя свои помигивающие водянистые глаза то на Рафа, то на Беллу.

— Что надо? — прошелестел рхеопс. — Это вам не богадельня.

— Послушай-ка, здесь леди, может, для начала, предложишь ей присесть? — резко произнес Раф.

— Ну так пусть садится.

Раф огляделся, но другого стула не обнаружил Он сердито глянул на хозяина. Ему бросилась в глаза бурая кожа на его шее и хищный нечистый клюв.

— Да, с такими, как ты, мне еще не приходилось встречаться, — сказал он. — Ты что, не знаешь, как себя вести в присутствии человеческой женщины?

— Человеческой? — рхеопс презрительно щелкнул клювом, уставившись на серую кожу йилианки.

— Не надо, Раф, — Белла мягко дотронулась до его руки. — Не обращай внимания. Ведь единственное, чего мы хотим, это ребенка.

Она чувствовала, что Раф с трудом сдерживает себя. Возможно, он и стар для официального усыновления, но по-прежнему крепок, как любой другой мужчина ста годами моложе его.

— У нас есть деньги, — выдавил из себя Раф. — Мы здесь по делу.

Глаза-плошки торговца бесстрастно мигнули.

— Сколько?

— Э-э… почти пятьсот кредитов. Существо на стуле смежило веки, потом снова распахнуло их.

— Я могу предложить вам кое-что из здоровых мутантов с гарантией коэффициента умственного развития в сорок баллов…

— Нет, — одновременно ответили Раф и Белла.

— Никакой дефектной родословной, — заявил Раф. — В объявлении внизу говорится о настоящем земном происхождении.

— Вообще-то, нежелательно иметь раба со слишком развитым интеллектом. Так вот, данная разновидность…

— Неужели ты в самом деле думаешь, будто мы собираемся из человеческого ребенка сделать раба? — перебил его Раф. — Ты что, ослеп? Не видишь, что, мы земляне? Во всяком случае, потомки землян, — добавил он, заметив, как глаза-плошки хозяина снова скользнули взглядом по нему и Белле.

Белла поежилась и плотнее закуталась в плащ.

Торговец презрительно щелкнул клювом.

— И за пятьсот кредитов вы собираетесь заполучить настоящего конкистадора? Может, вам еще патент предъявить?

— Сойдет и обычный ребенок, — сказал Раф. — Только чтобы он был нормальным. В земном смысле, конечно. Нам все равно, окажется он дальтоником или нет…

Торговец наклонил голову, настороженно разглядывая Рафа.

— Ваше гражданство?

— Что? Ну, мы свободные землевладельцы из Гфанфонта.

— Документы есть?

— Конечно. Иначе мы бы никогда…

Рхеопс развернулся вполоборота и издал пронзительный звук, из боковой комнаты выскочил маленький раб в болтающихся лохмотьях.

— Принеси-ка скамейки для моих дорогих посетителей и бренди. Флеон давней выдержки. — Он снова повернулся к Рафу, в его полуприкрытых глазах блеснуло что-то вроде мысли. — Флеон вобрал в себя запах дождя, солнца, серы, — начал он, — и…

— Хватит болтать, — оборвал его Раф. — Мы пришли сюда не на посиделки…— И тут он осекся… Не так-то просто оказалось окончить фразу и произнести: «Пришли купить человеческого мальчика… купить сына…»

— Да, но мне нравятся люди обеспеченные, я таким доверяю, — ухмыльнулся торговец. — Вы хотите наследника. Понимаю. Вы пришли вовремя Я могу предложить самый исключительный эмбрион мальчика, способного впоследствии сделать честь самому императору.

— Мы не императорской крови, — возразил Раф, — нам бы самого обыкновенного мальчугана…

— Так, — рхеопс взъерошил линялые перья на плечах, но вдруг от него повеяло безразличием. — Если вы хотите чего попроще, то я могу продать вам кое-что подешевле…

— Хорошо, сколько? — Держа руку на кредитном кодере, Раф поднялся со скамейки, принесенной рабом.

— Подожди! — воскликнула Белла. — Я хочу знать, что он имеет в виду… Что вы нам хотите предложить? — И она заставила Рафа присесть на скамейку.

Раб внес поднос с глиняным кувшином и стеклянными фужерами. Торговец сцепил паукообразные, по-птичьи голые пальцы, ожидая, пока раб разольет вино и уйдет. Он прищурился, глядя на Беллу.

— Дело в том, что я готов предложить высокую цену за ваше свободное гражданство…

— Ты спятил?! — выпалил Раф. — Как же мы тогда вернемся назад…

— Подожди, Раф, — остановила его Белла, взяв фужер.

Она не спеша пригубила вино и высоко подняла брови, демонстрируя свое восхищение.

— Продать гражданство! — не унимался Раф. — Да он нас принимает за деревенщину, Белла!

Рхеопс ссутулился на своем стуле, жесткие перья вздыбились венчиком вокруг головы. Он не отрывал глаз от Беллы.

— Именно сейчас в моей лаборатории, — произнес он торжественно, — есть высококачественный зародыш, предназначавшийся для личных нужд… самого высокого официального лица. Чудесная бластосфера, большая, жизнеспособная, и изумительный интеллектуальный потенциал.

— Так в чем же дело, почему высокопоставленное лицо не спешит его забрать? — поинтересовался Раф.

Глаза-плошки мигнули.

— Увы, шах… мертв, вместе со своими наследниками и правопреемниками. Один из этих бессмысленных бунтов. По великому счастью, мой агент… но это неважно. Я потерял двух ценных слуг, доставая этот эмбрион, который теперь, честно говоря, надо немедленно трансплантировать в подходящую искусственную плаценту, иначе он пропадет. Сами видите, насколько я вам доверяю.

— Белла, он просто набивает цену, — бросил Раф, — рекламирует товар, вот и все.

— Провинциальная проницательность — утеха для коммерсанта, — раздраженно парировал торговец.

Он пронзительно свистнул и прощебетал какие-то указания своему рабу. Раф и Белла ждали. Вскоре тот вернулся, шатаясь под тяжестью небольшого, инкрустированного камнями ящичка Повинуясь жесту хозяина, он вручил ларец Рафу. Тот взял его, и руки тотчас повело вниз под непомерной тяжестью.

— Вы держите позолоченный инкубатор, усыпанный брильянтами, предназначавшийся для привилегированного малыша, а торгуетесь и впрямь как толстоногая деревенщина. Цена ему две тысячи кредитов или два свободных гражданства.

— Это вдвое выше цены на черном рынке, — слабо возразил Раф, всецело поглощенный ларцом и его содержимым.

— Вы не на черном рынке. Я патентованный коммерсант, получивший разрешение от самого Садомита!