Злые ветра Запада (СИ)

Чем больше Дуайт присматривался к бойне на дороге, тем меньше понимал что-либо. Странного оказалось куда больше, чем можно ожидать. От отсутствия гильз на земле c аккуратно прирезанными, как индейки на День благодарения, Черными воинами и до самого каравана. Семь повозок, выстроенных неровной цепочкой, различались друг от друга насколько только это возможно. Если первые две стояли себе, совершенно целые, то их товарок судьба не пожалела. Последней повозки практически не было. Груда разломанных досок, раскатившиеся колеса, клочья разодранного брезента, металлические дуги, торчавшие во все стороны из остатков стальной рамы.

- Кто такое мог бы сделать? - священник, не прекращавший закрывать глаза мертвецам, подошел к Дуайту. - Странно, да и это же не взрыв. Нет ни одной обуглившейся доски.

- Да, padre, - рейнджер перешагнул через толстяка в красиво вышитой накидке. - Как будто медведь поработал... или дорожный грейдер. Только ни следов лап не видно, ни отпечатков гусениц. А фургона нет.

Дуайт прошелся к самой уцелевшей повозке, аккуратному возку на четырех колесах, с жестяными полосами по низу стенок, сколоченных из досок, выкрашенных в зеленый цвет. Возница сидел на своем сиденье и улыбался. Рейнджер подошел ближе, концом копья подняв вверх широкополую шляпу из соломы. Сплюнул, понимая, что странного в истории стало еще больше. Юноше, совсем почти мальчишке, разрезали щеки, от самых краешков рта. Превратили лицо в гротескную улыбающуюся маску, и оставили нож, воткнув его между ребрами.

Дуайт потрогал рукоять, толстую, ладонью еле обхватишь, обвитую шнурками.

- Дерьмо...

Марк остановился рядом. Потрогал нож, попытался выдернуть. Не получилось.

- Я заглянул в две соседние повозки.

- В них легкий беспорядок, а вот дальше внутренности у каждой выбрасывались?

- Да.

- Тяжело не заметить, padre. Живых вы тоже не заметили?

- Нет.

- Что-то, или кого-то, искали.

- Не нравится мне это, - командор приподнял стволом 'Упокойника' полу длинной куртки убитого. - Надо сжечь и ехать дальше.

- Времени мало. - Дуайт кивнул на багровые искры, вспыхивающие внутри клубящихся туч, снова накатывающихся на людей. - Рисковать не хочется.

Командор покосился на него, но ничего не сказал.

Моррис, крутя в руках выгнутый кинжал-бебут с костяной рукоятью, подошел, кивнув на круговерть, идущую с Земли Дьявола.

- Ехать надо.

Дуайт согласно кивнул, бросив взгляд на трупы. Решение уже пришло. Правильное, пусть и опасное. Семена зла, приносимые из пустыни, делали все быстро. Почти два десятка 'холодных весельчаков', вышедших на охоту после бури... это опасность.

- Командор...

- Да?

- Нам понадобится ваша помощь.

Священник наклонил голову, соглашаясь.

- Одеть маски!

Ветер рвал брезент, хрустел сломанными, но еще державшимися бортами повозок. Песок закручивался водоворотами, брызгал во все стороны, пытаясь пробиться через маски. Люди работали, быстро, стараясь успеть. Стаскивали в одну кучу тела, бросали друг на друга. Хавьер, притащив с 'Кугуара' бревно, бросал на него останки, рубил по-мясницки топором, взятым там же, из ящика на борту. Хрипло крякал через маску, старательно метя по шеям, для верности дробил кости ног и рук. Дуайт не спорил.

Месяц назад недожженные трупы добрались до ранчо Смитссонов. У некоторых не хватало голов, но помехой этот факт не стал. Когда рейнджеры 'чистили' место, Дуайту и Моррису удалось остановить странноватое чудо на обрубках ног и с пастью аллигатора, выросшей на срезе шеи, только из-за невеликой скорости самого чуда.

Буря с Terra los Diablos накрыла половину неба, тянулась к людям жадными хоботами алого песка. Время поджимало. К хрусту костей под топором Хавьера добавился треск дерева. Моррис ударами сапог разваливал уцелевшие борта, решив не собирать разбросанные доски. Дуайт подтащил последнего, того самого молоденького парнишку, бросил к багровой куче. Хавьер замешкался, устало махнул топором. Лезвие со скрежетом застряло в черепе.

- А, iho da puta! - Мексиканец уперся ногой в грудь трупа, потянул на себя.

С неба, лениво, размазываясь полосами, повалило чертово семя. Умерший возница задрожал. Хавьер выругался еще раз, и отлетел к броневику. Командор, блеснув распятиями наплечников, отшвырнул его в сторону, протянул руку над начавшей уже шевелиться живой кучей.

- В машину, заводи! - Дуайт поднял винтовку, прикрывая священника. Моррис уже оказался справа, водя стволом по сторонам. Куча дрожала, перекатываясь волнами. Ветер выл, хлестал песчаными бичами по рейнджерам, наваливался на командора, поднявшего перед собой распятие.

- Твою же, сука, мать! - Моррис выстрелил, нервничая. Пуля с хлюпаньем вошла внутрь чего-то странного, сросшегося из двух с половиной тел и явно пытающегося родить на свет из странно изломанной спины подобие головы. Вреда выстрел почти не нанес. Брызнуло свернувшейся кровью и темным соком, клейко слепляющим тела, бурыми ошметками мяса и клочьями ткани. И все.

Командор свел ладони перед грудью, наклонив голову. В тусклом, еле-еле пробивающемся свете солнца чуть блестели кресты наплечников. Куча шевелилась. Тяжелое дьяволово семя сыпалось спокойно и ровно. Ветер продолжал визжать и выть, песок скрипел по бортам замурчавшего броневика.

Из глубины ходившего ходуном холмика мертво-живой плоти с треском, распрямляясь, вылезла длинная конечность с тремя суставами и огромной кистью. Вторая появилась чуть позже. Моррис выругался сильнее, закрутил головой. Хобот маски перегнулся, Моррис захрипел, быстро выпрямляя его. Дуайт прицелился в сторону шаривших по сторонам лап. Если командор не успеет, то...

Тот успел. Пламя, свернувшееся в клубок подобно новорожденному, плеснуло между ладоней, загудело, липким языком жадно протянувшись к не желающей умирать плоти. Хватануло первого, второго, зашипело, треснув занявшейся одеждой и ломаными досками. Куча задергалась, захрипела, завыла. Дуайт выбрал спуск, поливая поднимающихся 'весельчаков' свинцом. Надпиленные крестом 'браунинги' впивались в тела, опрокидывали чадящие факелами порождения Дьявола. Рядом коротко кашляла винтовка Морриса.

- Отходим! - Командор, покачиваясь, вцепился в плечо Дуайта. Схватил копьецо, опершись на него. - Горят, но еще не скоро...

Что 'не скоро' бросалось в глаза сразу. Куча, развалившись на несколько кучек поменьше, продолжала ползти в сторону людей. Несколько выпрямившихся фигур, полыхая на ходу, даже шли. Рейнджеры отходили, отстреливаясь

Командор ввалился внутрь 'кугуара', сжавшись в комок, и отключился. Дуайт прыжком оказался у башни, нырнул в люк, нажал на педаль поворота. Пулемет загрохотал, разнося почти добравшихся 'весельчаков', разметал перекатывающиеся кучи, где рождалась сатанинская не-жизнь.

- Гони! - хрипло прокаркал Моррис, задраивая дверь. - Гони, таракан усатый!

Pt 2: Burn, witch, burn!

'Зажигать костры из ведьм - благо.

Определить ведьм просто - ищи среди женщин.

Которая любит блуд - первая кандидатка'

'Новый Тестамент', ст. 'Зло'.

Преподобный Джосайа из Тако

Форт-Кросс смотрел на мир широкими раструбами огнеметов и хищными глазами автоматических пушек. Остров цивилизации посреди пустыни смерти, огрызок человечества, шарящий вокруг матовыми зрачками оптики.

Багровое солнце не желало уходить за острый горизонт. Прокаленный металл шипел, испаряя обеззараживающий раствор. Гудело пламя, бившее факелом из широкого раструба. Санитары-ассенизаторы, тяжелые, неповоротливые в своих плащах до земли, старательно очищали огнем вернувшийся из рейда 'кугуар'. Дуайт жевал кусок жесткого просоленного мяса и терпеливо ждал конца процедуры.

Хавьер лениво переругивался с земляком Эрнандо, таким же черноусым cucaracho, высунувшимся в бойницу барбакана. Моррис дремал, привалившись к 'ежу' перед воротами. Командора унесли внутрь форта сразу по прибытию. Вместе со Стивом Альмейдой. Разве что командор плавно покачивался на носилках, бережно поддерживаемых всеми свободными часовыми, а несчастного Стива проволокли прямо по песку и камням.